Гость программы «Чашка кофе» Владимир Тен и ведущий Аскер Пириев.

ВТ: Хочу рас­ска­зать о том, с чего для меня начал­ся меди­цин­ский туризм. Это не было взве­шен­ным и обду­ман­ным реше­ни­ем. Сна­ча­ла воз­ник­ла потреб­ность – я тяже­ло болел, тре­бо­ва­лась серьез­ная опе­ра­ция, обра­ще­ние в кли­ни­ки Казах­ста­на и Рос­сии не дало резуль­та­тов. В Питер­бур­ге ска­за­ли, что помочь ничем не могут. Потом начал искать загра­ни­цей: Гер­ма­ния, Изра­иль…

АП: Как обыч­но пер­вы­ми на ум при­хо­дят эти стра­ны.

«Сна­ча­ла воз­ник­ла потреб­ность – я тяже­ло болел, тре­бо­ва­лась серьез­ная опе­ра­ция, обра­ще­ние в кли­ни­ки Казах­ста­на и Рос­сии не дало резуль­та­тов»

Опыт Вла­ди­ми­ра Тен о лече­нии в Корее

ВТ: Дру­гих стран для лече­ния тогда и не знал. Основ­ной про­бле­мой ста­ло, что там мно­го кли­ник и мно­го инфор­ма­ции. Тяже­ло выбрать 1 кли­ни­ку из 20, если каж­дая утвер­жда­ет, что она луч­шая и имен­но там помо­гут. А на кону сто­я­ло самое цен­ное для каж­до­го чело­ве­ка, даже не здо­ро­вье, а жизнь, то выбор был слож­ным. Я не мог выбрать и тут, вме­ша­лась судь­ба.

Млад­ший брат, кото­рый учил­ся в Южной Корее, попал в ава­рию на мото­цик­ле и полу­чил серьез­ные трав­мы. В боль­ни­це, где сде­ла­ли опе­ра­цию. Мама при­е­ха­ла в Корею к бра­ту, там позна­ко­ми­лась с вра­ча­ми, рас­ска­за­ла о про­бле­ме и мне пред­ло­жи­ли помощь. Поехал на лече­ние в тече­нии месяц и там мне смог­ли помочь.

У меня меди­цин­ское обра­зо­ва­ние, и мно­го вре­ме­ни про­вел в кли­ни­ках Казах­ста­на, поэто­му сра­зу пора­зи­ла раз­ни­ца в каче­стве меди­цин­ских услуг. Сего­дня в меди­цине Казах­ста­на про­изо­шли улуч­ше­ния, но тогда, 3 года назад, было гораз­до хуже. Это раз­ни­ца в обо­ру­до­ва­нии, и глав­ное в отно­ше­ние к вра­чам, мед­пер­со­на­лу. В Корее врач ува­жа­е­мая и хоро­шо опла­чи­ва­е­мая про­фес­сия. В меди­ци­ну там идут самые талант­ли­вые.

«У меня меди­цин­ское обра­зо­ва­ние, и мно­го вре­ме­ни про­вел в кли­ни­ках Казах­ста­на, поэто­му сра­зу пора­зи­ла раз­ни­ца в каче­стве меди­цин­ских услуг»

АП: Вра­чи Кореи полу­ча­ют обра­зо­ва­ние в Корее или за рубе­жом?

ВТ: Базо­вое обра­зо­ва­ние вра­чи полу­ча­ют в Корее, но затем обу­че­ние про­дол­жа­ют в кли­ни­ках США и Евро­пы, а после обу­че­ния регу­ляр­но ста­жи­ру­ют­ся.

АП: Знаю, что за рубе­жом мед­учре­жде­ния при­вя­за­ны к меди­цин­ским вузам — врач опе­ри­ру­ет, а потом идет и пре­по­да­ет сту­ден­там.

ВТ: Не все кли­ни­ки, а толь­ко луч­шие — уни­вер­си­тет­ские кли­ни­ки. За гра­ни­цей дей­ству­ет систе­ма настав­ни­че­ства – за каж­дым вра­чом закреп­ле­но 1, 2 ино­гда 3 чело­ве­ка кото­рые ходят за ним и учат­ся. Полу­ча­ет­ся так: с про­фес­со­ром про­хо­дит «моло­дой про­фес­сор» или рези­дент как в нашей меди­цине. Эти рези­ден­ты при­сут­ству­ют на опе­ра­ци­ях, асси­сти­ру­ют, помо­га­ют. А за «моло­ды­ми про­фес­со­ра­ми», в свою оче­редь, ходят сту­ден­ты, кото­рые так­же участ­ву­ют в лечеб­ном про­цес­се. Полу­ча­ет­ся в пала­ту захо­дит про­фес­сор, моло­дой про­фес­сор, затем несколь­ко рези­ден­тов и несколь­ко сту­ден­тов. Полу­ча­ет­ся пря­мая пере­да­ча зна­ний. Это очень важ­но, пото­му что меди­ци­на – это не та нау­ка, кото­рой мож­но научить­ся тео­ре­ти­че­ски. Нуж­но прак­ти­ка.

Лече­ние в Южной Корее: ква­ли­фи­ка­ция вра­чей, обо­ру­до­ва­ние, отно­ше­ние к ино­стран­ным паци­ен­там

АП: Да, в меди­цине нуж­но делать, не про­сто рас­суж­дать. Хоро­шо, давай­те вер­нем­ся бли­же к нашей теме, боль­ше к пред­при­ни­ма­тель­ству. В вашем слу­чае в поис­ке помог­ла судь­ба. Конеч­но, не при­ят­ная ситу­а­ция с вашим бра­том и с вами, но он сего­дня жив-здо­ров и с вами все в поряд­ке, и впо­след­ствии пре­вра­ти­ли это в биз­нес. Рас­ска­жи­те об этом, как это про­ис­хо­дит, что вы дела­е­те.

ВТ: Моя зада­ча, как пред­ста­ви­те­ля корей­ских кли­ник…

АП: Сколь­ко кли­ник?

ВТ: Тес­но сотруд­ни­чаю с 6 кли­ни­ка­ми, для них устра­и­ваю кон­суль­та­ции, выстав­ки, когда при­ез­жа­ют в Казах­стан. В общей слож­но­сти на сего­дняш­ний момент заклю­че­ны кон­трак­ты с 38 кли­ни­ка­ми.

АП: Заклю­че­ны кон­трак­ты с 38 кли­ни­ка­ми? Вы пред­став­ля­е­те эти кли­ни­ки в Казах­стане, чем это выгод­но для Казах­ста­на и казах­стан­цев?

ВТ: Да, с 38. К сожа­ле­нию меди­ци­на в Казах­стане не все­гда отве­ча­ет потреб­но­стям и тре­бо­ва­ни­ям паци­ен­тов, и они начи­на­ют искать спо­со­бы полу­чить лече­ние за рубе­жом.

АП: Может быть им лег­че или даже инте­рес­нее лечить­ся за рубе­жом? Они могут быть настро­е­ны лечить­ся в кон­крет­ной кли­ни­ке за рубе­жом, выби­рая ее по отзы­вам.

«В Корее мно­го кли­ник, от элит­ных кли­ник Сеула: Сам­сунг, Асан Севе­ранс… с высо­ки­ми ценам. Есть про­стые кли­ни­ки, кото­рые по уров­ню лече­ния могут быть даже выше, в них рабо­та­ют зна­ме­ни­тые про­фес­со­ра, но уро­вень цен у них ниже на 40%. Помо­га­ем казах­стан­цем разо­брать­ся в этом мно­го­об­ра­зии кли­ник и выбрать под­хо­дя­щую»

ВТ: Зада­ча – помочь этим людям с лече­ни­ем. Пол­но­стью сопро­вож­даю кли­ен­та: от выбо­ра кли­ни­ки до воз­вра­ще­ния обрат­но. В Корее мно­го кли­ник, от элит­ных кли­ник Сеула: Сам­сунг, Асан Севе­ранс… с высо­ки­ми ценам. Есть про­стые кли­ни­ки, кото­рые по уров­ню лече­ния могут быть даже выше, в них рабо­та­ют зна­ме­ни­тые про­фес­со­ра, но уро­вень цен у них ниже на 40%. Помо­га­ем казах­стан­цем разо­брать­ся в этом мно­го­об­ра­зии кли­ник и выбрать под­хо­дя­щую. Вме­сте с кли­ен­том выби­ра­ем 2–6 кли­ник, потом беру орга­ни­за­цию поезд­ки и все обще­ние с кли­ни­ка­ми. Я уже знаю «под­вод­ные кам­ни» при оформ­ле­нии, какие рас­хо­ды могут еще быть: про­жи­ва­ние, доро­га, сколь­ко потре­бу­ет­ся на пита­ние. Под­бе­рем луч­ший вари­ант: гости­ни­цы, гест­ха­у­са при гос­пи­та­лях и так далее.

АП: Чело­век выби­ра­ет и по бюд­же­ту и по дру­гим кри­те­ри­ям.

ВТ: Паци­ент в любой момент может задать вопрос. Из-за раз­ни­цы во вре­ме­ни часто пишут или зво­нят в 5–6 утра и гово­рят, что вот стес­ня­юсь или не могут задать вопрос коор­ди­на­то­ру, узнай­те у него, пожа­луй­ста… И в 5–6 утра зво­ню и пишу в Корею, объ­яс­няю про­бле­му и так далее. Паци­ент посто­ян­но оста­ет­ся на свя­зи. После воз­вра­ще­ния часто тре­бу­ет­ся кон­суль­та­ция, пере­дать в Корею доку­мен­ты или полу­чить лекар­ство. С этим тоже помо­гаю, то есть от само­го нача­ла до выздо­ров­ле­ния.

АП:То есть до кон­ца и даже еще даль­ше, если необ­хо­ди­мо.

ВТ: Да, пото­му что лече­ние не закан­чи­ва­ет­ся опе­ра­ци­ей. В этом тоже одно из пре­иму­ществ лече­ния в Корее – после­опе­ра­ци­он­ный уход.

«Лече­ние не закан­чи­ва­ет­ся опе­ра­ци­ей. В этом тоже одно из пре­иму­ществ лече­ния в Корее – после­опе­ра­ци­он­ный уход»

АП: За весь пери­од что боль­ше все­го запом­ни­лось?

ВТ: Одно из самых запо­ми­на­ю­щих­ся вос­по­ми­на­ний, обра­ти­лись с такой про­бле­мой как гид­ро­це­фа­лия голов­но­го моз­га у ребен­ка.

АП: То есть?

ВТ: Водян­ка голов­но­го моз­га. В Кара­ган­де не смог­ли помочь, тре­бо­ва­лось поста­вить шун­ты. В тече­ние 2 дней отпра­ви­ли в кли­ни­ку, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щу­ю­ся на ней­ро­хи­рур­гии. Ребен­ку сде­ла­ли 2 опе­ра­ции, спас­ли жизнь. Затем они при­ез­жа­ли на реа­би­ли­та­ци­он­ное лече­ние. Вот это ощу­ще­ние, что мы смог­ли помочь ребен­ку, кото­ро­му не мог­ли помочь в Казах­стане. До сих пор дру­жу с этой семьей. При­сы­ла­ют фото­гра­фии.

АП: Сколь­ко вре­ме­ни про­шло?

ВТ: При­мер­но 9 меся­цев, ребе­нок рас­тет и раз­ви­ва­ет­ся соот­вет­ствен­но воз­рас­ту. Запо­ми­на­ет­ся хоро­шее и пло­хое. Когда, напри­мер, помощь ока­зать не смог­ли. Когда обра­ща­ют­ся с раком молоч­ной желе­зы на 4 ст и помочь уже не могут, толь­ко под­дер­жи­ва­ю­щее лече­ние. Поэто­му хочет­ся еще раз напом­нить о необ­хо­ди­мо­сти регу­ляр­но про­хо­дить обсле­до­ва­ние.

АП: Регу­ляр­но это сколь­ко раз?

ВТ: От 40 до 45 лет кажет­ся раз в 2 года, стар­ше – чаще. Суще­ству­ют спе­ци­аль­ные реко­мен­да­ции ВОЗ, в Казах­стане сле­ду­ют этим реко­мен­да­ци­ям. Но люди сами не выпол­ня­ют эти реко­мен­да­ции.

АП: Оста­лось побла­го­да­рить и поже­лать боль­ше здо­ро­вых паци­ен­тов, что­бы рабо­та при­но­си­ла радость и при­быль и здо­ро­вья вашим паци­ен­там.