Гость программы «Чашка кофе» Владимир Тен и ведущий Аскер Пириев.

ВТ: Хочу рассказать о том, с чего для меня начался медицинский туризм. Это не было взвешенным и обдуманным решением. Сначала возникла потребность – я тяжело болел, требовалась серьезная операция, обращение в клиники Казахстана и России не дало результатов. В Питербурге сказали, что помочь ничем не могут. Потом начал искать заграницей: Германия, Израиль…

АП: Как обычно первыми на ум приходят эти страны.

«Сначала возникла потребность – я тяжело болел, требовалась серьезная операция, обращение в клиники Казахстана и России не дало результатов»

Опыт Владимира Тен о лечении в Корее

ВТ: Других стран для лечения тогда и не знал. Основной проблемой стало, что там много клиник и много информации. Тяжело выбрать 1 клинику из 20, если каждая утверждает, что она лучшая и именно там помогут. А на кону стояло самое ценное для каждого человека, даже не здоровье, а жизнь, то выбор был сложным. Я не мог выбрать и тут, вмешалась судьба.

Младший брат, который учился в Южной Корее, попал в аварию на мотоцикле и получил серьезные травмы. В больнице, где сделали операцию. Мама приехала в Корею к брату, там познакомилась с врачами, рассказала о проблеме и мне предложили помощь. Поехал на лечение в течении месяц и там мне смогли помочь.

У меня медицинское образование, и много времени провел в клиниках Казахстана, поэтому сразу поразила разница в качестве медицинских услуг. Сегодня в медицине Казахстана произошли улучшения, но тогда, 3 года назад, было гораздо хуже. Это разница в оборудовании, и главное в отношение к врачам, медперсоналу. В Корее врач уважаемая и хорошо оплачиваемая профессия. В медицину там идут самые талантливые.

«У меня медицинское образование, и много времени провел в клиниках Казахстана, поэтому сразу поразила разница в качестве медицинских услуг»

АП: Врачи Кореи получают образование в Корее или за рубежом?

ВТ: Базовое образование врачи получают в Корее, но затем обучение продолжают в клиниках США и Европы, а после обучения регулярно стажируются.

АП: Знаю, что за рубежом медучреждения привязаны к медицинским вузам — врач оперирует, а потом идет и преподает студентам.

ВТ: Не все клиники, а только лучшие — университетские клиники. За границей действует система наставничества – за каждым врачом закреплено 1, 2 иногда 3 человека которые ходят за ним и учатся. Получается так: с профессором проходит «молодой профессор» или резидент как в нашей медицине. Эти резиденты присутствуют на операциях, ассистируют, помогают. А за «молодыми профессорами», в свою очередь, ходят студенты, которые также участвуют в лечебном процессе. Получается в палату заходит профессор, молодой профессор, затем несколько резидентов и несколько студентов. Получается прямая передача знаний. Это очень важно, потому что медицина – это не та наука, которой можно научиться теоретически. Нужно практика.

Лечение в Южной Корее: квалификация врачей, оборудование, отношение к иностранным пациентам

АП: Да, в медицине нужно делать, не просто рассуждать. Хорошо, давайте вернемся ближе к нашей теме, больше к предпринимательству. В вашем случае в поиске помогла судьба. Конечно, не приятная ситуация с вашим братом и с вами, но он сегодня жив-здоров и с вами все в порядке, и впоследствии превратили это в бизнес. Расскажите об этом, как это происходит, что вы делаете.

ВТ: Моя задача, как представителя корейских клиник…

АП: Сколько клиник?

ВТ: Тесно сотрудничаю с 6 клиниками, для них устраиваю консультации, выставки, когда приезжают в Казахстан. В общей сложности на сегодняшний момент заключены контракты с 38 клиниками.

АП: Заключены контракты с 38 клиниками? Вы представляете эти клиники в Казахстане, чем это выгодно для Казахстана и казахстанцев?

ВТ: Да, с 38. К сожалению медицина в Казахстане не всегда отвечает потребностям и требованиям пациентов, и они начинают искать способы получить лечение за рубежом.

АП: Может быть им легче или даже интереснее лечиться за рубежом? Они могут быть настроены лечиться в конкретной клинике за рубежом, выбирая ее по отзывам.

«В Корее много клиник, от элитных клиник Сеула: Самсунг, Асан Северанс… с высокими ценам. Есть простые клиники, которые по уровню лечения могут быть даже выше, в них работают знаменитые профессора, но уровень цен у них ниже на 40%. Помогаем казахстанцем разобраться в этом многообразии клиник и выбрать подходящую»

ВТ: Задача – помочь этим людям с лечением. Полностью сопровождаю клиента: от выбора клиники до возвращения обратно. В Корее много клиник, от элитных клиник Сеула: Самсунг, Асан Северанс… с высокими ценам. Есть простые клиники, которые по уровню лечения могут быть даже выше, в них работают знаменитые профессора, но уровень цен у них ниже на 40%. Помогаем казахстанцем разобраться в этом многообразии клиник и выбрать подходящую. Вместе с клиентом выбираем 2-6 клиник, потом беру организацию поездки и все общение с клиниками. Я уже знаю «подводные камни» при оформлении, какие расходы могут еще быть: проживание, дорога, сколько потребуется на питание. Подберем лучший вариант: гостиницы, гестхауса при госпиталях и так далее.

АП: Человек выбирает и по бюджету и по другим критериям.

ВТ: Пациент в любой момент может задать вопрос. Из-за разницы во времени часто пишут или звонят в 5-6 утра и говорят, что вот стесняюсь или не могут задать вопрос координатору, узнайте у него, пожалуйста… И в 5-6 утра звоню и пишу в Корею, объясняю проблему и так далее. Пациент постоянно остается на связи. После возвращения часто требуется консультация, передать в Корею документы или получить лекарство. С этим тоже помогаю, то есть от самого начала до выздоровления.

АП:То есть до конца и даже еще дальше, если необходимо.

ВТ: Да, потому что лечение не заканчивается операцией. В этом тоже одно из преимуществ лечения в Корее – послеоперационный уход.

«Лечение не заканчивается операцией. В этом тоже одно из преимуществ лечения в Корее – послеоперационный уход»

АП: За весь период что больше всего запомнилось?

ВТ: Одно из самых запоминающихся воспоминаний, обратились с такой проблемой как гидроцефалия головного мозга у ребенка.

АП: То есть?

ВТ: Водянка головного мозга. В Караганде не смогли помочь, требовалось поставить шунты. В течение 2 дней отправили в клинику, специализирующуюся на нейрохирургии. Ребенку сделали 2 операции, спасли жизнь. Затем они приезжали на реабилитационное лечение. Вот это ощущение, что мы смогли помочь ребенку, которому не могли помочь в Казахстане. До сих пор дружу с этой семьей. Присылают фотографии.

АП: Сколько времени прошло?

ВТ: Примерно 9 месяцев, ребенок растет и развивается соответственно возрасту. Запоминается хорошее и плохое. Когда, например, помощь оказать не смогли. Когда обращаются с раком молочной железы на 4 ст и помочь уже не могут, только поддерживающее лечение. Поэтому хочется еще раз напомнить о необходимости регулярно проходить обследование.

АП: Регулярно это сколько раз?

ВТ: От 40 до 45 лет кажется раз в 2 года, старше – чаще. Существуют специальные рекомендации ВОЗ, в Казахстане следуют этим рекомендациям. Но люди сами не выполняют эти рекомендации.

АП: Осталось поблагодарить и пожелать больше здоровых пациентов, чтобы работа приносила радость и прибыль и здоровья вашим пациентам.