Опыт пациента: лечение в Корее директора Медмост

Осно­ва­тель «Мед­мо­ста» Вла­ди­мир Тен пять лет мучил­ся от спа­еч­ной болез­ни после опе­ра­ции в Казах­стане. Мест­ные вра­чи отка­зы­ва­лись его лечить и пред­ла­га­ли под­дер­жи­ва­ю­щее лече­ние, что­бы он мог как-то жить. Но состо­я­ние ухуд­ша­лось: Вла­ди­мир стре­ми­тель­но худел и посто­ян­но мучил­ся от болей в живо­те. При­шлось искать кли­ни­ку за гра­ни­цей.

Вла­ди­мир рас­ска­зы­ва­ет, как выби­рал кли­ни­ку, поче­му испу­гал­ся ехать в Изра­иль и поехал в Южную Корею. Это не исто­рия вол­шеб­но­го исце­ле­ния. После опе­ра­ции Вла­ди­ми­ру при­шлось пере­жить ослож­не­ние и вто­рую опе­ра­цию, но сей­час он здо­ров. Сло­во — Вла­ди­ми­ру.

Поиск клиники за границей

В 2007 году мне про­ве­ли опе­ра­цию в Казах­стане, после нее воз­ник­ло ослож­не­ние — спа­еч­ная болезнь. Не буду вда­вать­ся в подроб­но­сти, но это когда меж­ду частя­ми кишеч­ни­ка обра­зу­ют­ся отвер­стия, пет­ли кишеч­ни­ка соеди­ня­ют­ся лиш­ней соеди­ни­тель­ной тка­нью и нару­ша­ет­ся пище­ва­ре­ние.

Живот посто­ян­но болел, и я стре­ми­тель­но худел: при росте 170 см я весил сорок кило­грам­мов. В кли­ни­ках Казах­ста­на и Санкт-Петер­бур­га вра­чи раз­во­ди­ли рука­ми и гово­ри­ли, что я настоль­ко исто­щен, что не смо­гу пере­не­сти опе­ра­цию. Мне пред­ла­га­ли под­дер­жи­ва­ю­щую тера­пию. По сути я бы пил лекар­ства и про­дол­жать жить с посто­ян­ной болью. Такой рас­клад меня не устра­и­вал, я начал искать кли­ни­ку за гра­ни­цей.

Вла­ди­мир Тен

Пер­вым делом я стал изу­чать кли­ни­ки Гер­ма­нии и Изра­и­ля, они были на слу­ху. В интер­не­те нашел огром­ное коли­че­ство сай­тов, даже у одной кли­ни­ки было несколь­ко:

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост
На сай­тах было напи­са­но что они все офи­ци­аль­ные и это пута­ло

На сай­тах было напи­са­но что они все офи­ци­аль­ные и это пута­ло.

Я обзва­ни­вал сай­ты, и каж­дый коор­ди­на­тор зама­ни­вал меня обе­ща­ни­я­ми «само­го луч­ше­го лече­ния». Но они не гово­ри­ли ниче­го опре­де­лен­но­го: «Прой­де­те диа­гно­сти­ку в кли­ни­ке, а потом вра­чи решат, какое лече­ние нуж­но». Что­бы запи­сать­ся на при­ем к вра­чу и полу­чить при­гла­ше­ние от кли­ни­ки, нуж­но было пере­ве­сти 5000 $ зало­га и комис­сию в десять-пят­на­дцать про­цен­тов от сто­и­мо­сти лече­ния. Это было для гаран­тии, что я вне­зап­но не отка­жусь. Коор­ди­на­то­ры гово­ри­ли, что у них такой поря­док и после обсле­до­ва­ния залог мне вер­нут.

Коор­ди­на­то­ры отка­зы­ва­лись давать план обсле­до­ва­ния, пото­му что не было уве­рен­но­сти, что меня мож­но выле­чить. По сути я мог потра­тить пять тысяч дол­ла­ров на обсле­до­ва­ния и уехать обрат­но без резуль­та­та. Да и сама схе­ма рабо­ты с коор­ди­на­то­ра­ми не вну­ша­ла дове­рия: с меня берут день­ги, и ниче­го не обе­ща­ют. Каза­лось, что как толь­ко я пере­чис­лю день­ги, коор­ди­на­тор исчез­нет. Я не мог решить­ся и про­дол­жал искать кли­ни­ку. Поз­же, когда начал орга­ни­зо­вы­вать лече­ния я разо­брал­ся, такая схе­ма рабо­ты — обыч­ное дело для изра­иль­ских и немец­ких кли­ник.

«Схе­ма рабо­ты с коор­ди­на­то­ра­ми не вну­ша­ла дове­рия: с меня берут день­ги, и ниче­го не обе­ща­ют. Каза­лось, что как толь­ко я пере­чис­лю день­ги, коор­ди­на­тор исчез­нет, но ока­за­лось что это нор­маль­ная рабо­та»

О Южной Корее я узнал слу­чай­но. Мой млад­ший брат учил­ся в корей­ском уни­вер­си­те­те, и одна­жды попал в серьез­ную ава­рию на мото­цик­ле. Брат силь­но постра­дал, но корей­ские вра­чи спас­ли ему жизнь. За лече­ние запла­ти­ла стра­хо­вая ком­па­ния.

Наша мама поеха­ла к бра­ту и пока­за­ла вра­чам мои сним­ки. Они ска­за­ли, что могут меня выле­чить. Я пове­рил, пото­му что видел, как быст­ро брат идет на поправ­ку. Мама реши­ла орга­ни­за­ци­он­ные вопро­сы и запи­са­ла меня на при­ем к вра­чу в гос­пи­таль Свя­той Марии в Пучоне.

Прибытие в клинику и мнение врача

Кли­ни­ка при­сла­ла при­гла­ше­ние, а из доку­мен­тов были нуж­ны толь­ко пас­порт и биле­ты на само­лет. До выле­та в Южную Корею со мной свя­зал­ся коор­ди­на­тор кли­ни­ки и пре­ду­пре­дил, как под­го­то­вить­ся к обсле­до­ва­нию: в само­ле­те нель­зя было есть. Ночь про­шла в поле­те, а в девять утра я был в корей­ской кли­ни­ке. Там меня заре­ги­стри­ро­ва­ли за пят­на­дцать минут по загран­пас­пор­ту и выда­ли брас­лет с номе­ром паци­ен­та.

На брас­ле­те напи­са­ны имя и код паци­ен­та, номер пала­ты, дата гос­пи­та­ли­за­ции и штрих­код. По штрих­ко­ду при­креп­ля­ет­ся элек­трон­ная кар­та. На нее запи­сы­ва­ют все кон­суль­та­ции, назна­че­ния, резуль­та­ты ана­ли­зов и обсле­до­ва­ний.

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост
Так выгля­дит брас­лет паци­ен­та. Я поте­рял фото­гра­фию сво­е­го брас­ле­та, поэто­му взял фото­гра­фию паци­ент­ки, кото­рая лежа­ла со мной в одно вре­мя. Она не про­тив

Врач не зани­ма­ет­ся бумаж­ной рабо­той. На при­е­ме он ска­ни­ру­ет штрих­код на брас­ле­те и видит в ком­пью­те­ре исто­рию болез­ни и резуль­та­ты обсле­до­ва­ний. Мед­сест­ра по брас­ле­ту полу­ча­ет инфор­ма­цию о назна­чен­ных лекар­ствах, про­це­ду­рах и осо­бен­но­стях ухо­да.

Через пол­то­ра часа после реги­стра­ции в кли­ни­ке меня осмот­рел док­тор, собрал жало­бы и исто­рию болез­ни. Пер­вая кон­суль­та­ция заня­ла десять минут: док­тор изу­чил исто­рию болез­ни, назна­чил КТ и МРТ брюш­ной поло­сти, рент­ген кишеч­ни­ка с кон­тра­стом и ана­ли­зы. Когда резуль­та­ты иссле­до­ва­ний были гото­вы, док­тор опять позвал меня на кон­суль­та­цию Он ска­зал, что готов сде­лать опе­ра­цию, но воз­мож­но три вари­ан­та раз­ви­тия собы­тий:

  1. он дела­ет опе­ра­цию, уда­ля­ет все повре­ждён­ные части кишеч­ни­ка со сви­ща­ми. и я уез­жаю здо­ро­вым;
  2. дела­ет опе­ра­цию, полу­ча­ет­ся убрать часть повре­жден­но­го кишеч­ни­ка. Мое состо­я­ние улуч­ша­ет­ся, но не пол­но­стью. По сути в этом слу­чае никто не знал, на сколь­ко состо­я­ние улуч­шить­ся;
  3. во вре­мя опе­ра­ции видит, что не полу­чит­ся уда­лить повре­жден­ную часть, и я еду домой без резуль­та­та.

В Южной Корее при­ня­то рас­ска­зы­вать паци­ен­ту все подроб­но­сти о диа­гно­зе и лече­нии. Вра­чи ниче­го не умал­чи­ва­ют и не сгла­жи­ва­ют ситу­а­цию. Если у опе­ра­ции могут быть ослож­не­ния, они так и гово­рят. Так паци­ент пони­ма­ет рис­ки и при­ни­ма­ет взве­шен­ное реше­ние о лече­нии. Если есть сомне­ния, он обсуж­да­ет их с вра­чом.

Мой док­тор пре­ду­пре­дил, что после опе­ра­ции могут быть ослож­не­ния: не зара­бо­та­ет кишеч­ник, воз­ник­нет кро­во­те­че­ние или инфек­ция, я буду дол­го вос­ста­нав­ли­вать­ся после нар­ко­за. Опе­ра­ция мог­ла прой­ти и без это­го, но я дол­жен был знать о послед­стви­ях. Я решил риск­нуть и сде­лать опе­ра­цию. Поду­мал, что вряд ли мне будет хуже.

Я при­е­хал в боль­ни­цу в 9 утра, а в уже в обед вме­сте с вра­чом мы при­ня­ли реше­ние об опе­ра­ции. Меня отве­ли в пала­ту и нача­ли гото­вить к опе­ра­ции. Ее назна­чи­ли на сле­ду­ю­щий день.

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост
В моей пала­те были шкаф, сейф, холо­диль­ник, сан­узел с душем

За вре­мя болез­ни я исто­щил­ся, почти дошел до дис­тро­фии и вряд ли пере­нес бы опе­ра­цию в таком состо­я­нии. Поэто­му док­тор про­пи­сал мне капель­ни­цы с пита­тель­ной сме­сью, кото­рая долж­на была вос­ста­но­вить меня за один день. С ней мож­но не есть, но орга­низм полу­ча­ет нуж­ные веще­ства.

В Казах­стане такой пита­тель­ной сме­си не было. Ее про­из­во­дят в Нидер­лан­дах, у нас она не заре­ги­стри­ро­ва­на. Поэто­му мест­ные вра­чи не мог­ли меня вос­ста­но­вить и боя­лись про­во­дить опе­ра­цию. Корей­ский врач назна­чил посто­ян­но капать пита­тель­ную смесь до опе­ра­ции. Один пакет сто­ил 100 дол­ла­ров.

Операция и восстановление

Опе­ра­ция про­шла хоро­шо: док­тор уда­лил повре­жден­ные части кишеч­ни­ка со сви­ща­ми. Меня отвез­ли в пала­ту и посто­ян­но капа­ли пита­тель­ную смесь, обез­бо­ли­ва­ю­щие и анти­био­ти­ки . Что­бы кишеч­ник зажил, нель­зя было ниче­го есть неде­лю.

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост
Мой пер­вый день в пала­те после опе­ра­ции

Через четы­ре дня слу­чи­лось ослож­не­ние, у меня оста­но­вил­ся кишеч­ник. Еще до опе­ра­ции док­тор пре­ду­пре­ждал, что так может слу­чить­ся. Мне про­ве­ли КТ, но при­чи­ну не нашли. Док­тор ска­зал, что кишеч­ник может зара­бо­тать сам, если я буду мно­го ходить. Я ниче­го не ел, жил на пита­тель­ной сме­си, но всё рав­но ходил по боль­ни­це.

«Через четы­ре дня у меня пере­стал рабо­тать кишеч­ник»


Опе­ра­ция про­шла хоро­шо: док­тор уда­лил повре­жден­ные части кишеч­ни­ка со сви­ща­ми. Меня отвез­ли в пала­ту и посто­ян­но капа­ли пита­тель­ную смесь, обез­бо­ли­ва­ю­щие и анти­био­ти­ки . Что­бы кишеч­ник зажил, нель­зя было ниче­го есть неде­лю.

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост

Мой пер­вый день в пала­те после опе­ра­ции

Через четы­ре дня слу­чи­лось ослож­не­ние, у меня оста­но­вил­ся кишеч­ник. Еще до опе­ра­ции док­тор пре­ду­пре­ждал, что так может слу­чить­ся. Мне про­ве­ли КТ, но при­чи­ну не нашли. Док­тор ска­зал, что кишеч­ник может зара­бо­тать сам, если я буду мно­го ходить. Я ниче­го не ел, жил на пита­тель­ной сме­си, но всё рав­но ходил по боль­ни­це.

«Через четы­ре дня у меня пере­стал рабо­тать кишеч­ник»

На пятый день после опе­ра­ции кишеч­ник не зара­бо­тал, и док­тор пред­ло­жил про­ве­сти вто­рую опе­ра­цию. Если с подроб­но­стя­ми, док­тор хотел соеди­нить две­на­дца­ти­перст­ную киш­ку с сиг­мо­вид­ной. Я решил подо­ждать еще, но улуч­ше­ния не было.

На седь­мой день мне сде­ла­ли вто­рую опе­ра­цию, на этот раз без ослож­не­ний. Я ниче­го не ел неде­лю и питал­ся пита­тель­ны­ми сме­ся­ми через капель­ни­цы. Посто­ян­но хоте­лось есть, но при­хо­ди­лось тер­петь. А док­тор ска­зал мно­го ходить и делать заряд­ку. Я гулял по кори­до­рам и в пар­ке око­ло гости­ни­цы:

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост

Парк перед боль­ни­цей в кото­ром я гулял. Ино­гда в пар­ке паци­ен­ты встре­ча­ют­ся с род­ствен­ни­ка­ми. Парк открыт до 23:00

Я посте­пен­но вос­ста­нав­ли­вал­ся. Мне про­дол­жа­ли капать пита­тель­ные сме­си, но через неде­лю поне­мно­гу начал есть обыч­ную еду.

Персонал и больница

На всех кон­суль­та­ци­ях и обсле­до­ва­ни­ях меня сопро­вож­да­ли пере­вод­чик Лена или коор­ди­на­тор док­тор Ким Джу Ми. Лена была коре­ян­кой из СНГ, она в совер­шен­стве зна­ла корей­ский. Док­тор Джу Ми учи­лась в Рос­сии и зна­ла рус­ский. Они помо­га­ли мне общать­ся с вра­ча­ми и мед­сест­ра­ми. Когда у меня воз­ник­ло ослож­не­ние и при­шлось делать вто­рую опе­ра­цию, они под­дер­жи­ва­ли и помо­га­ли адап­ти­ро­вать­ся в боль­ни­це, мно­го рас­ска­зы­ва­ла о жиз­ни в Южной Корее и рабо­те боль­ни­цы.

Мед­сест­ры не зна­ли рус­ский, но у них была рас­пе­чат­ка с часты­ми рус­ско-корей­ски­ми фра­за­ми. Так они объ­яс­ня­ли мне, какие лекар­ства при­нять, куда идти на ана­ли­зы.

Вра­чи гово­ри­ли на англий­ском язы­ке. Врач вни­ма­тель­но слу­шал, отве­чал на вопро­сы, не скры­вал дета­ли лече­ния. Я мог спро­сить всё, что меня вол­ну­ет, и врач спо­кой­но объ­яс­нял или сни­мал мои опа­се­ния.

В боль­ни­це я не чув­ство­вал боль­нич­ную атмо­сфе­ру: ходил, где хотел, Я пере­дви­гал­ся по всей боль­ни­це, гулял в боль­нич­ных скве­рах и пар­ках.

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост

Холл боль­ни­цы, где паци­ен­ты встре­ча­ют­ся с род­ствен­ни­ка­ми

На пер­вом эта­же были кафе, мага­зин, обмен валют, парк. Мож­но купить сэнд­вич, пере­ку­сить или выпить кофе. Для меня это, конеч­но, было мучи­тель­но: я посто­ян­но хотел есть, но мне было нель­зя.

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост

Кафе в боль­ни­це

Стоимость лечения

Изна­чаль­но я пла­ни­ро­вал про­ве­сти в Корее две неде­ли: обсле­до­ва­ние, опе­ра­ция и вос­ста­нов­ле­ние. Пред­ва­ри­тель­ный рас­клад по ценам был таким:

  • авиа­би­ле­ты на двух чело­век в обе сто­ро­ны — 1200 дол;
  • кон­суль­та­ция вра­ча — 35 дол;
  • МРТ, КТ, рент­ген кишеч­ни­ка с кон­тра­стом и ана­ли­зы — 2000—2500 дол;
  • гос­пи­та­ли­за­ция в одно­мест­ной пала­те — 210$ в день, за 14 дней — 2940 дол;
  • пита­ние на дво­их за две неде­ли — 840 дол;
  • семь дней пита­тель­ной сме­си — 700 дол;
  • под­го­тов­ка к опе­ра­ции, опе­ра­ция и после­опе­ра­ци­он­ный пери­од с лекар­ства­ми — 10 000 дол.

Из-за ослож­не­ния при­шлось про­быть два меся­ца. В ито­ге при­шлось сде­лать две опе­ра­ции, про­ве­сти допол­ни­тель­ные обсле­до­ва­ния после ослож­не­ния, а пита­тель­ную смесь капа­ли все вре­мя. Сто­и­мость лече­ния уве­ли­чи­лась с 16000 $ до 35000 дол.

Лече­ние опла­чи­ва­ют в кас­се кли­ни­ки, мож­но каж­дую неде­лю или в кон­це лече­ния. Я пла­тил каж­дую неде­лю, а за опе­ра­цию вно­сил пред­опла­ту поло­ви­ну сто­и­мо­сти. Пере­вод­чи­ка и коор­ди­на­то­ра боль­ни­ца предо­став­ля­ет бес­плат­но.

После лечения

Через год я при­е­хал на повтор­ный при­ем, что­бы док­тор посмот­рел, как вос­ста­но­вил­ся орга­низм. Это было не обя­за­тель­но, но я решил пере­стра­хо­вать­ся. За год я набрал пят­на­дцать кило­грамм и выгля­дел нор­маль­ным чело­ве­ком.

Так сов­па­ло, что мое­му бра­ту сни­ма­ли спи­цы из костей, и я при­е­хал в это вре­мя на четы­ре дня. Док­тор ска­зал, что всё хоро­шо, но мож­но еще про­ка­пать пита­тель­ные сме­си, что­бы быст­рее набрать вес.

Мы с бра­том во вре­мя вто­ро­го при­ез­да. Брат вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся после того, как ему выну­ли спи­цы из костей, а мне капа­ют пита­тель­ные сме­си:

Опыт пациента: лечение в Южной Корее директора Медмост

За вре­мя лече­ния я подру­жил­ся с коор­ди­на­то­ра­ми. Я бла­го­да­рен док­то­ру Ким Джу Ми, про­фес­со­ру Ли Чун Хен и коор­ди­на­то­ру Лене Мун за про­фес­си­о­на­лизм и под­держ­ку. Они узна­ли о моем меди­цин­ском обра­зо­ва­нии и пред­ло­жи­ли открыть в Казах­стане кон­суль­та­ци­он­ный центр для паци­ен­тов. Так появил­ся Мед­мост. Я решил­ся, пото­му что мне было слож­но выбрать кли­ни­ку, я мно­го сомне­вал­ся и не пони­мал, как всё орга­ни­зо­вать Толь­ко несчаст­ный слу­чай с бра­том помог мне решить­ся поехать в Корею. Сей­час я помо­гаю паци­ен­там из СНГ поехать на лече­ние в Корею.

Я рабо­таю напря­мую с корей­ски­ми кли­ни­ка­ми, не беру с паци­ен­тов зало­ги и пред­опла­ты. Паци­ент опла­чи­ва­ет лече­ние по чеку кли­ни­ки в Южной Корее. Я кон­суль­ти­рую паци­ен­тов в Казах­стане: помо­гаю выбрать кли­ни­ку и вра­ча и орга­ни­зо­вать поезд­ку. Если нуж­на кон­суль­та­ция или вто­рое мне­ние корей­ско­го вра­ча по диа­гно­зу, пиши­те!

P.S. Я бла­го­да­рен док­то­ру Ким Джу Ми, про­фес­со­ру Ли Чун Хен и коор­ди­на­то­ру Лене Мун за про­фес­си­о­на­лизм и под­держ­ку.


Экс­перт: Вла­ди­мир Тен, осно­ва­тель «Мед­мо­ста».
Запи­са­ла: Ири­на Уси­чен­ко, редак­тор «Мед­мо­ста».

Получить второе мнение

Полу­чить вто­рое мне­ние несколь­ких вра­чей по про­фи­лю с пла­ном и сто­и­мо­стью лече­ния